Выбрать регион: Красноярск

Кто пойдет на завод

Ситуация на рынке труда весьма неоднозначна. Наряду с безработицей все острее ощущается нехватка рабочих рук. Трудовые коллективы «стареют» — приток молодых чрезвычайно мал.

Этот вопрос обсуждался в профессиональном училище № 19 на заседании «круглого стола» — „Бизнес и государство: развитие начального профессионального образования для экономики Красноярского края“. Представители администрации края, профсоюзов, промышленных предприятий, службы занятости, профессионального образования обсудили проблемы, связанные с подготовкой кадрового резерва для предприятий края.

— Капитализм все перевернул, — считает председатель Союза товаропроизводителей и предпринимателей Красноярского края Валерий Сергиенко. —Одновременно с падением производства упал и престиж рабочих профессий. На завод шли лишь те, кто не смог добиться большего, стать «дилеромиликиллером». Сегодня государство закрывает глаза на мигрантов, приезжающих в Россию на заработки. Однако это по существу борьба за снижение заработной платы своих рабочих. Таджик пойдет работать за такие деньги, за которые русский с места не двинется. Китай с легкостью пришлет нам не только торговцев, но и токарей, сварщиков и арматурщиков. Только страна это будет уже другая, не Российская Федерация.

Конечно, мы хотели бы получать готовых отечественных специалистов. Но вот вопрос: если сегодня тебе понадобились рабочие определенных специальностей, то о чем ты думал вчера? Кадры так не готовятся, они не возьмутся ниоткуда. Необходимо планировать рынок труда хотя бы на три года вперед.

Сейчас у бизнеса есть возможность самым прямым образом влиять на процесс подготовки кадров: формировать учебные программы, входить в попечительские советы, участвовать в работе переговорных площадок и ресурсных центров. Профессиональному образованию нужно знать, чего хочет бизнес, ибо без участия предпринимателей изменить ситуацию крайне тяжело.

Рынок труда изобилует парадоксами. С одной стороны, предприятия традиционно жалуются и на низкую квалификацию выпускников профессиональных училищ, и на то, что отсутствует подготовка нужных им специалистов. Так, при «перепроизводстве» сварщиков-универсалов существует громадный дефицит узких специалистов, например сварщиков-высотников. С другой стороны, бизнес, за редким исключением, не готов „войти“ в процесс подготовки кадров. Хотя примеры есть. Так, кадры красноярского локомотивного депо пополняются из двух источников: бюджетная и коммерческая группы в профессиональном училище№ 19. Но отбор в коммерческую группу производится специалистами депо, обучение ведется в соответствии со стандартами, разработанными железнодорожниками, они же принимают экзамены. Понятно, что „результативность“ коммерческой группы значительно выше, нежели бюджетной.

Есть и третья сторона. Несмотря на претензии к качеству подготовки, выпускники профессиональных училищ не стоят в очереди на биржу труда. Во всяком случае, речь идет о «мужских» профессиях. Анализ службы занятости говорит о том, что 70 процентов зарегистрированных безработных — женщины. Причем у большинства официальных безработных — низкая квалификация. Следовательно, выпускники профессиональных училищ трудоустраиваются. Но куда и по какой специальности?

И возникают обоснованные сомнения: не ограничивается ли сегодня система профессионального образования выполнением социальной функции? Вряд ли стоит винить во всем лишь образовательную систему. Вполне обоснованным было следующее мнение, высказанное на «круглом столе». Прожить на ту зарплату, которую получает на предприятии выпускник училища, без солидного социального пакета невозможно. Между тем предприятия, избавляясь от „непрофильных активов“, упразднили и рабочие столовые, и компенсацию проезда на транспорте. Проблема жилья для молодых, которая худо-бедно, но решалась на большинстве социалистических производств, сегодня не решается никак. Но главное даже не это. Ведь выпускники профессиональных училищ зачастую идут работать в „ОООшки“, где даже зачаточного соцпакета — в виде больничных листов и оплачиваемого отпуска — не существует. Почему же молодежь не идет на крупные предприятия? Причина — в нестабильности. Продолжающиеся банкротства и смены собственников делают перспективы многих крупных предприятий весьма туманными. Сегодня все нормально, а завтра — в лучшем случае длительный отпуск без содержания. Это, к сожалению, реалии нынешнего дня. Кстати, эта неопределенность, нестабильность порождает и трудности прогнозирования рынка труда на сколько-нибудь длительный срок. Добавим к этому и тенденцию роста потребности в узких специалистах. Понятно, что профессионалу, „заточенному“ Под конкретное производство, труднее найти выход из ситуации, если это производство по каким-то причинам „ляжет на бок“.

Определенные перспективы связаны с крупными инвестиционными проектами, которые начинают осуществляться на территории края. Понятно, что при освоении нефтяных месторождений, скажем, возникнет потребность в бурильщиках. Но начинать подготовку квалифицированных кадров для «локомотивных» проектов тоже надо уже сейчас.

Как ни странно, но именно «круглый стол», где были озвучены эти и многие другие проблемы, внушает оптимизм. Ибо он показал не только наличие камней преткновения, но и желание сторон эти камни собирать. Есть реальная заинтересованность и бизнеса, и профессионального образования идти на встречу друг другу. Одна из основных идей, оформившихся к концу „круглого стола“, — необходимость создания постоянной группы, включающей представителей бизнеса, власти и образования, чтобы от эпизодических встреч перейти к конкретным решениям и действиям.

Комментируя итоги встречи, руководитель агентства профессионального образования и науки администрации Красноярского края Ольга Никитина отметила следующее:

— Необходимость проведения этого «круглого стола» связана с изменениями в политике с точки зрения подготовки кадров. Край становится привлекательным для бизнеса. Здесь начинают разворачиваться мощные инвестиционные проекты. Но кто их будет осуществлять? Рабочих кадров нет. Их дефицит — вопрос, который встал для нас очень остро и очень жестко. Мы реально понимаем, что нам необходимо менять политику в области подготовки тех рабочих кадров, которые будут запускать инвестиционные проекты и осваивать действующие производства.

Сегодня я еще раз увидела противоречие между тем, что нужно работодателю, и стандартами, которые существуют у нас в системе профессионального образования. Поэтому если не перестроимся на подготовку профессионалов, то далеко не уйдем. Что нужно сделать?

В первую очередь необходимы принципиальные изменения наших учебных планов и программ, принципиальное изменение схемы взаимодействия с Предприятиями и бизнес-структурами, их готовность в разработке конкретных образовательных программ и их участие в управлении профессиональной подготовкой кадров.

Концепцию развития профессионального образования в крае с предпринимателями мы уже обсуждали, теперь разрабатываем программу на среднесрочную перспективу. И вновь ключевыми субъектами программы являются работодатели. Мы делаем программу открытой для всех. Для нас это принципиально важно.

Мы уже проводили с работодателями серию семинаров. Подписаны договоры о совместной деятельности с «Красуглем», Ассоциацией гостеприимства, сейчас подписываем договор с „Норникелем“, выходим на „Русал“. Итог о встречи с представителями предприятий, группирующихся в Союзе товаропроизводителей и предпринимателей, должно стать формирование отраслевой рабочей группы. Таким образом, происходит накопление „критической массы“, которое в дальнейшем позволит улучшить подготовку профессиональных кадров для конкретных отраслей и предприятий.

Антонина Сергеева, присутствовала за круглым столом

14.11.2013, 3802 просмотра

Ключевые слова: образование

Читайте также: